Кино недели: «Импульс», «Дом странных детей мисс Перегрин» с Евой Грин и возрождение легенды – «Ведьма из Блэр: Новая глава»

672

Наш кинообозреватель посмотрел «Дом странных детей мисс Перегрин» и загорелся желанием в него переехать. А вот новая часть истории ведьмы из Блэр и триллер про золотую молодежь «Импульс» не произвели на него никакого впечатления, и сейчас он расскажет, почему.

«Импульс»

Молодой и надутый, как индюк, богатей Нил (Дэнни Мастерсон) — неприятный типчик, который привык, что может купить все, в том числе личное время своих бывших друзей: богемного художника Джейсона (Джастин Чатвин, знакомый нам по сериалам «Бесстыдники» и «Темное дитя») и фитнес-задрота Вика (Крис Гир). Вика сопровождает подружка-нимфоманка Дениз (Бар Пали), самого Нила — привлекательная и раздражающая одновременно Тереза, совмещающая роли ассистентки и любовницы (Эшли Грин, которую вы можете помнить по роли сестрички Эдварда в «Сумерках»). И вся эта не вызывающая симпатии тусовка летит на отдых в усадьбу Нила на острове — аналоге Ибицы. Нил обещает друзьям, что они весело проведут время, но это не так. Хорошее времяпрепровождение не светит ни героям фильма, ни кинозрителям. Компания идет тусить в клуб «Вулкан» (красная подсветка, трущиеся друг об друга люди на танцполе, перформанс от экзотичной азиатки — ничего интересного), где оказываются удостоены чести беседовать с владельцем заведения (Пирс Броснан, у которого, похоже, вошло в привычку сниматься в посредственных фильмах). Оный владелец, представляющий из себя личность очевидно мефистофелевского типа, выдает на-гора тонны околофилософской белиберды о природе человека и греховности, которая вызвала бы истерический смех у ЛаВея, но, по всей видимости, кажется глубокомысленной режиссеру Аарону Кауфману. В качестве кульминации своей не слишком впечатляющей речи герой Броснана предлагает Нилу и его друзьям употребить революционно новый наркотик — тот самый «Импульс», который высвобождает потаенные желания и позволяет людям выпустить на волю истинных себя.

Пирс Броснан в фильме «Импульс»
Пирс Броснан в фильме «Импульс»

Можно подумать, другие изменяющие сознание вещества, не влияют на самоконтроль. Вдобавок ко всему употребить «Импульс» можно лишь раз в жизни. Не спрашивайте, почему: логика не относится к сильным сторонам этой кинокартины. Пирс Броснан в фильме «Импульс» Вдохнув ярко-голубое вещество (ведь благодаря фильму «Люси» и сериалу «Во все тяжкие» мы знаем, что самые забористые наркотики должны быть голубенькими), герои оттягиваются на полную катушку, устраивая дикую оргию. Все, кроме Джейсона: ему своей дури хватает, так что «Импульс» его не цепляет. Но Кауфман снимает фильм о вреде наркотиков (хотя на данном этапе это может быть совсем не очевидно), поэтому на следующий вечер друзья решают проигнорировать всю эту ерунду насчет «только одного раза» и повторно употребить чудесный эликсир. Разумеется, зря. Выясняется, что популяция их внутренних демонов не ограничивается похотливыми суккубами, и от второго применения наркотиков наружу выходят самые мерзкие черты и без того малопривлекательных людишек — они становятся злыми, жестокими и окончательно съезжают с катушек, начиная творить непотребства. Как и недавний «Нерв», «Импульс» — это проповедь, которую нам пытаются продать, завернув в яркую неоновую упаковку и присыпав экшеном и умеренной демонстрацией обнаженной натуры. Но, в отличие от «Нерва», творение Кауфмана не имеет шансов достучаться до аудитории. Его героям совсем не хочется сопереживать: с самого начала они подаются как персонажи не слишком положительные, так что их трансформация под действием наркотика из плохих людей в еще более плохих не производит особого впечатления. Даже лекции о вреде наркотиков от мистера Маки из мультсериала «Южный парк» были более увлекательными.

«Ведьма из Блэр: Новая глава»

В последние годы нейросети достигли такого уровня развития, что научились подражать человеческой манере творить. Одна такая нейросеть может рисовать картины в стилистике Ван Гога, другую интернет-общественность нарекла «цифровым эпигоном Егора Летова». Конечно, подлинного творчества в этом нет ни грамма: система анализирует ключевые элементы оригинала, как-то по-новому их комбинирует и выдает пользователю результат. Создается ощущение, что новую «Ведьму из Блэр» создала такая вот нейросеть. Но бездушная машина не понимает, что для создания успешного ужастика недостаточно скопировать его знаменитого предшественника и сделать пугающие моменты более громкими, бросающимися в глаза и прямолинейно-навязчивыми.

Кадр из фильма «Ведьма из Блэр»
Кадр из фильма «Ведьма из Блэр»

А вот сценарист Саймон Баррет и режиссер Адам Вингард должны были это понимать, тем более что на ниве фильмов ужасов они уже не новички: за их плечами несколько весьма успешных совместно созданных инди-хорроров. Вместо этого они пытаются сделать с «Ведьмой из Блэр» то же, что седьмой эпизод «Звездных войн» сделал с джедайской франшизой: подсунуть зрителю переснятую с использованием современных технологий версию первого фильма, замаскировав его под сиквел. Кадр из фильма «Ведьма из Блэр» Полный провал второй части («Ведьма из Блэр: Книга теней») должен был намекнуть, что пытаться повторить успех «Курсовой с того света» не стоит. Но Барретт с Вингардом проявили редкостное упорство — как и главный герой продолжения Джеймс (Джеймс Аллен МакКьюн), втемяшивший себе в голову, что его сестра (Хизер из первой части) до сих пор жива. Поэтому Джеймс в компании верных друзей (и примкнувших представителей белого отребья) отправляется в лес, вооружившись крепящимися возле уха камерами, GPS-навигатором и даже дроном-квадрокоптером. Конечно же, вся честная компания заблудится в проклятом лесу: магия ведьмы оказалась сильнее GPS — нужно было пользоваться ГЛОНАССом. «Ведьма из Блэр» состоит из невнятного мельтешения, смутных теней и съемок трясущейся камерой. И если 17 лет назад это было в новинку и способствовало созданию атмосферы, то сейчас лишь затрудняет восприятие и вызывает раздражение. Вдобавок ко всему в этом фильме столько разных камер, что не всегда понятно, через какую из них мы смотрим в данную секунду, что также не способствует получению удовольствия от просмотра. Оригинальный сюжет мог бы исправить ситуацию, но здесь на него нет даже намека. Второстепенные герои предсказуемо умирают, кучка основных персонажей добирается до затерянного в глуши домика, покрытого отпечатками ладоней. Но и насчет их судеб мы не питаем никаких иллюзий, ведь все, что мы видим, — это записи с найденной в лесах карты памяти, заботливо смонтированные кем-то неизвестным. Если вам нравятся истории про ведьм, блуждания по лесу и человечков из веточек — посмотрите шестой сезон «Американской истории ужасов». Он также вторичен, но затягивает гораздо сильнее новой главы «Ведьмы из Блэр».

«Дом странных детей мисс Перегрин»

Задолго до выхода «Дома странных детей» критики решили, что этот фильм — «Люди Икс» от Тима Бёртона. Но на самом деле он оказался по духу ближе к «Семейке Аддамс». История нового творения готического волшебника Бёртона строится вокруг мальчишки Джейка Портмана (Эйса Баттерфилд, показавший себя перспективным молодым актером еще в «Игре Эндера»), который вырос на историях своего дедушки Эйба (Теренс Стэмп) о школе-приюте для особенных детей, расположенном на острове в Уэльсе. Когда параноик-дедуля оказывается странным образом убит, Джейк принимает решение покинуть солнечную Флориду и отправиться на поиски места, о котором говорил дед. Мальчику удается убедить психолога, что путешествие в Уэльс поможет ему восстановить душевное равновесие, — и приключение начинается. Джейк вскоре обнаруживает, что дом странных детей и правда существует и ничуть не изменился с тех пор, благодаря особым талантам местной Мэри Поппинс — мисс Альмы Перегрин (которую играет обворожительная мисс Ева Грин).

Кадр из фильма «Дом странных детей мисс Перегрин»
Кадр из фильма «Дом странных детей мисс Перегрин»

Настоятельница спрятала свою школу в своеобразном временном пузыре, благодаря чему дети раз за разом переживают один и тот же день 1943 года (как в «Дне сурка», только без забавных нелепостей). Но сейчас школе, представляющей собой гибрид академии профессора Ксавье и Хогварста, угрожает бёртоновский вариант тёмного властелина — злодей по имени Бэррон (Сэмюель Л. Джексон со взъерошенными седыми волосами, острыми зубами и страстью к пожиранию глазных яблок) в компании похожих на Слендермэна монстров-«пустых». И конечно же, Джейк, который не мог найти свое место в мире обычных людей, должен защитить этот приют для чудиков. Кадр из фильма «Дом странных детей мисс Перегрин» Фильм основан на книгах Рэнсома Риггза, и создается ощущение, что мистер Риггз писал их специально для Тима Бёртона — настолько хорошо причудливый мир мисс Перегрин ложится в стилистику бёртоновских творений. Эдвард Руки-Ножницы чувствовал бы себя как дома в «Доме странных детей». Увы, из-за необходимости опираться на литературный первоисточник значительная часть кинокартины уходит на то, чтобы устами героев объяснить зрителю правила, по которым работает этот мир, —на раскрытие личностей персонажей толком не остается времени. Обитатели приюта характеризуются исключительно своими особыми способностями: мол, вот вам невидимый мальчик, а вот девочка со ртом на затылке. Исключение составляет разве что блондиночка Эмма (Элла Пернелл, когда-то игравшая юную Малефисенту), которая, как Ремедиос у Маркеса, парит на землей. Эмма становится любовным интересом главного героя, что иронично, поскольку когда-то давно в нее был влюблен и дедушка Джейка. Ева Грин в фильме «Дом странных детей мисс Перегрин» «Дом странных детей» — прекрасная сказка для взрослых, в которой волшебная атмосфера созданного Риггзом мира идеально сочетается с авторским видением Бёртона. Фильм получился несколько неровным, с долгим вступлением и крайне наполненным событиями финалом (как будто несколько книжек про Гарри Поттера попытались упихать в одну киноленту), но история странных детей от этого ничуть не становится хуже. Как и «Битлждус», эта кинокартина одновременно пугает, веселит и выжимает слезу — и все это в нужной пропорции, чтобы оставить у зрителя приятное послевкусие. Стоит надеяться, что «Дом странных детей» получит продолжение, ведь Рэнсом Риггз написал целую трилогию.